среда, 23 августа 2017 г.

Александр Грин: человек светлой мечты

   23 августа – день рождения замечательного русского писателя Александра Грина (настоящее имя - Александр Степанович Гриневский),  автора множества прекраснейших рассказов, нескольких романов и повестей, в которых живёт его несуществующий мир. Он был одним из самых своеобразных художников слова - сказочником, романтиком, волшебником, мечтателем, выдумщиком и фантазером. Его любили читатели — за надежду, за возможность расправить крылья и за победу добра.
   Все творчество писателя - это мечта о том прекрасном и таинственном мире, где живут чудесные, великодушные герои, где добро побеждает зло, а все задуманное сбывается. Однако судьба Александра Грина не баловала. По его словам, он прожил жизнь, усыпанную не розами, а гвоздями.


   
    Будущий писатель родился  в семье ссыльного поляка, участника восстания 1863 г. С детства Саша стремился к морю, читая книги о приключениях и путешествиях, несколько раз пытался сбежать из дома, но на корабль он пробраться ни разу не смог – его ловили еще в порту и возвращали домой. Но отец, видя, энергию сына, брал его на охоту и в походы, научил обращаться с шашкой и ружьем.


   Характер у Саши был весьма непростой. Ни с домашними, ни с учителями, ни с одноклассниками отношения у него не складывались. Ребята недолюбливали Гриневского и даже придумали ему прозвище «Грин-блин», первая часть которого позже стала псевдонимом писателя.

   Когда Грину было 15 лет, от туберкулеза умерла его мама, а отец через четыре месяца женился во второй раз. Отношения с мачехой у Саши не складывались, потому он стал жить отдельно.

   В 16 лет Александр  устроился матросом на корабль, но связать жизнь с морем не удалось, покинув флот, он работал шахтером, рубил лес, был строителем, газетчиком,  землекопом, банщиком, маляром, мыл золото на Урале, гасил нефтяные пожары, переписывал документы в адвокатской конторе и даже глотал шпаги в цирке.

   Несколько раз Грина арестовывали и сажали в тюрьму за побеги из военной части и за пропаганду революционных идей среди моряков. В ссылке в Тобольске он должен был провести 4 года, но сбежал через три дня, напоив охранников. Подробности описал в книге «Путешествия по среднему Уралу».

   На груди у Грина была татуировка, изображающая шхуну с бушпритом и фок-мачтой, несущей два паруса.

   В 1906 г., когда с поддельными документами после побега из Туринска Грин прибывает в Москву, начинается его писательская карьера, но за радикальные мысли в произведениях тиражи конфискуют и сжигают, а автора ссылают в Архангельск, где он продолжает писать.

   Своим литературным крестным отцом Грин называл Н.Я. Быховского – одного из лидеров Партии эсэров, который сказал, что из их подпольного работника получился бы хороший писатель. После этих слов Александр Степанович стал задумываться о написании книг, понял, что именно это занятие может сделать его счастливым.

   Первый литературный псевдоним Гриневского – Мальгинов. Это имя было в его поддельном паспорте после побега из Туринска – городка в Тобольской губернии. Издавался он под именами А. Степанов, Эльза Моравская, Виктория Клемм, Один.

   Сражаясь на стороне Красной армии в Гражданской войне, Грин заболел тифом и был комиссован. Но с победой нового строя он не успокоился – советская власть ему тоже не пришлась по душе, поскольку сам он писал, что насилие нельзя уничтожить насилием. Он перестал выступать на собраниях и заниматься пропагандой, не подписывал никаких обращений к ЦК партии.

  Первые сборники рассказов Грина «Шапка-невидимка» (1908) и «Рассказы» (1910) привлекли внимание критики. В 1912–1917 гг. он активно работал, опубликовав более чем в 60 изданиях около 350 рассказов. В них окрепла манера писателя извлекать из трагической реальности мечту о человеческом счастье.


   Грин женат был два раза. Первая жена Вера Павловна, дочь богатого чиновника, оставалась его другом всю жизнь, хотя вместе они были только три года. Портреты ее и отца писателя всегда находились на почетном месте в доме Гриневских, а после смерти писателя Вера Павловна помогала второй жене Грина, когда та отбывала 10-летнее заключение в лагерях «за измену родине».
  


     Второй раз писатель женился  на 26-летней вдове, медсестре Нине Мироновой. Именно она стала прототипом Ассоль - героини "Алых парусов".

   Писателю покровительствовал Максим Горький, который тогда имел большое влияние во всей стране в качестве «буревестника революции». Он пробил Грину комнату в известном Доме искусств, где жили многие коллеги по творческому цеху. Его соседями были Осип Мандельштам, Николай Гумилев, Всеволод Рождественский и Вениамин Каверин.
   Именно здесь Грин написал свое самое известное и яркое произведение – повесть «Алые паруса», которая стала кульминацией гриновского романтизма. Жанр этой вещи он сам определял как «феерия». Вскоре вышел и первый роман писателя - «Блистающий мир». На гонорары Грин не только отправился в отпуск по любимым крымским местам, но и купил новую квартиру в Ленинграде.


   После этого он написал еще несколько прекрасных произведений: «Золотая цепь», «Бегущая по волнам», «Джесси и Моргиана», «Дорога никуда», в которых создавал собственный романтический мир человеческого счастья, а также колдовские готические рассказы «Серый автомобиль», «Крысолов», «Фанданго».

   Однако внешнее благополучие закончилось вместе с иллюзиями о молодом советском государстве. Был свернут НЭП,  начался разгул цензуры, появились проблемы с издательствами, с которыми сотрудничал Александр Грин. Партийные функционеры не желали видеть книги автора на полках библиотек. Все чаще появлялись критические замечания о ненужности писателя, создавался миф об «иностранце в русской литературе», Грина все меньше печатали. Квартира в Ленинграде была продана за долги. Начались мытарства, с которыми столкнулся писатель.
   Сначала он пытался обратиться за помощью в Союз, которым руководил Горький, но ответа так и не пришло. Реальная окружающая жизнь отторгала мир Грина вместе с его создателем. В конце концов, здоровье уже немолодого человека начало истощаться.

   Писатель скончался в 1932 г.  почти в полном одиночестве и нищете. Никто  не пришел проводить его в последний путь, а его произведения после смерти стали печататься все реже и реже. Но в словах, сказанных им незадолго до смерти, чувствуются настоящая гордость и удовлетворение собой. Празднуя 25-летие своей писательской деятельности, он признался жене: «Я счастлив, что, когда осознал себя, понял, что я — художник, хочу быть и буду; когда волнующая прелесть искусства и творчества захватила меня, я отдался ей и никогда не изменил своему представлению об искусстве и художнике. Я был и оставался, и никем иным не хотел быть, как только писателем. Им был, им и умру. Ни деньги, ни карьера, ни тщеславие не столкнули меня с истинного «моего пути».




Комментариев нет:

Отправить комментарий